Особенности национальной рыбалки Печать E-mail

Спрашивается, какой степени накала должна достичь проблема платной рыбалки, если по ней высказался премьер, находясь с визитом в Хабаровске по вопросам, не связанным (по крайней мере, напрямую) с этим увлекательным занятием. Будучи в Хабаровске в конце прошлого года, Владимир Путин распорядился ускорить рассмотрение законопроекта об аквакультуре в Государственной Думе. И, напомним, уже в декабре 2010 года были приняты очередные изменения в Закон № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» от 2004 года. Но они не смогли озарить основные темные места, усугубив и без того сложное отношение рыболовов-любителей к законодательно закрепленной изменениями 2008 года возможности организации платной рыбалки на некогда бесплатных участках. Тем временем в отдельных регионах платные рыбопромысловые участки закрывают до 90% акватории. К примеру, такая ситуация сложилась в Татарстане, что не могло вызвать обоснованного гнева рыбаков, вылившегося в протестные выступления.
В Хабаровском крае, по словам специалистов, ситуация в корне иная. Как рассказал нашему изданию начальник отдела рыболовства ФГУ «Амуррыбвод» Александр Гуль, в сравнении с некоторыми центральными регионами, где рыболову-любителю без платной путевки подступиться негде, в Хабаровском крае доля рыбопромысловых участков в общем объеме акватории не превышает 3%. Люди не против платной рыбалки, а, скорее, за нее. В подтверждение своих слов Александр Иванович привел недавний «рыбацкий эфир» на одной из радиостанций краевой столицы, который не выявил озабоченности хабаровчан необходимостью платить за возможность ловить рыбу. Рыбацкий народ Хабаровского края, по крайней мере, основная его часть, с пониманием относится к сложившейся ситуации. Но это не означает, что острых вопросов не существует.

All you need is – лов!
Главный раздражитель действующего закона – безусловно, норма, ставящая рыболова-любителя перед необходимостью платить за рыбалку арендатору РПУ (рыбопромыслового участка). И в большей степени не сама плата, а непонимание рыболовами того, за что они должны платить. Ведь если за рыбу, то она – федеральная собственность и не может быть объектом извлечения прибыли частным лицом, арендатором РПУ. Нет же – за инфраструктуру, гласит закон. Но какую конкретно? Не сказано. Вот и оказалась в мутной воде закона одна только рыбка. Рыбаки с такой постановкой вопроса не согласны. Наука в своих выводах также весьма категорична.
– У нас на будущее работать не принято, – прогнозирует последствия действия закона ведущий инженер лаборатории экологии животных Института водных и экологических проблем ДВО РАН Антон Соколов. – Принято выжимать все и сразу. Сколько уже таких рыбопромысловых участков, разграбленных донельзя, брошено. И даже «подобрать» лежащую на лопатках речку непозволительно. Вот, к примеру, одна из нерестовых рек в Тугуро-Чумиканском районе, побывавшая в руках «дальновидного» арендатора. Ее бы и рады местные жители привести в прежнее промысловое состояние, да не могут – участок в аренде у неизвестного лица, след которого простыл.
Собственно, сама идея передавать в аренду водоемы и водотоки, с моей точки зрения, порочна. По той простой причине, что арендатор становится практически неподконтрольным.
В Советском Союзе тоже существовали рыболовные хозяйства, участки, базы. Человек, покупая лицензию, знал, на что пойдут собранные с рыболовов средства. Львиная доля останется в самом хозяйстве, на эти средства будут производиться зарыбление, мелиоративные работы. Даже домики для рыбаков на эти деньги строились.
Вот еще один важный момент. В Водном кодексе указано, что полоса в 20 метров от уреза воды считается местом массового отдыха людей. Никакие структуры не имеют права преграждать доступ населения к этой полосе (за исключением режимных объектов). Получается, что закон и без поправок, и с их учетом будет противоречить Водному кодексу. У нас часто законы противоречат друг другу и нередко резонируют с Конституцией.
Предельно ясно выразил Антон Викторович и экологический эффект законотворческих инициатив.
– Все это приведет к истощению экосистемы. Что получает и что теряет государство? Теряет прибыль и ресурсы, а получает социальную напряженность. При грамотной организации хозяйствования на этих участках можно было бы получать гораздо больше, нежели фиксированная арендная плата.
Грамотную организацию специалист-эколог охарактеризовал следующим образом.
– Самая главная задача – природопользование с учетом допустимых нагрузок на ресурсы. Есть понятие «прродоемкость территории» – ее устойчивость к неким нагрузкам. Если не преступать рубеж, то природа сама будет восстанавливаться и радовать своими благами.
Пока я вижу то, что идет «прихватизация» акваторий. Некоторые их уже огораживают, но более ничего не делают. Недавно я был на рыбалке. Озеро – вход к водоему загорожен колючей проволокой. На законных основаниях? Сложно сказать. Где это проверить? Если бы была доступная для всех база арендованных участков, тогда еще можно понять. Кто арендатор, на какой срок? Этого нет, информация не прозрачна. Положительных примеров я пока не знаю. Будут ли они? Я считаю, что брать деньги за рыбалку имеет право только тот арендатор, который сам выкопал пруд, сам заполнил его рыбой. У государства иная позиция.
Закон и его поправки ведут к деградации окружающей среды. Таким законом государство снимает со своих плеч ответственность. Мы ругаем советский строй, да и у меня к нему немало претензий, но рыбоохрана как организация раньше действовала. Сегодня другая картина – пройдешь рекой сотни километров и не увидишь людей в форме. Зато сеток – море.
Как я вижу, закон в глобальном плане приведет к нескольким последствиям. Первое – к ухудшению экологической обстановки. Второе – к усилению коррупции. Закон разрешает брать в аренду на условиях конкурса водоемы и водотоки (озера и участки рек). При этом арендатор не несет ответственности за неисполнение мероприятий по зарыблению и мелиорации. То есть о полноценном восполнении биоресурсов речь идти не может.
Заочно оппонировать специалисту-экологу мы попросили представителя лагеря арендаторов РПУ. На наши вопросы о процедуре отбора РПУ, предоставления участка в аренду и организации его хозяйственной деятельности ответил начальник отдела рыболовства ФГУ «Амуррыб¬вод» Александр Гуль.

Рыбные места
– Процедура определения участка водоема под РПУ – серьезней некуда. К слову, и сам конечный договор о предоставлении участка для организации любительского и спортивного рыболовства между Амурским территориальным управлением Росрыболовства и частным или юридическим лицом – документ предельно конкретный, лишенный размытых формулировок: в договоре предусмотрены обязанности и ответственность арендатора, вплоть до расторжения договора.
Однако вот вся процедура по порядку. Сначала в правительство края стекаются предложения. К примеру: желательно организовать РПУ на такой-то протоке на Амуре или на той или иной горной речке. Предложения рассматриваются на заседании комиссии с участием экологов, науки и других общественных и государственных институтов. Каждый участок рассматривается по нескольким параметрам. Он должен находиться на отдалении от населенных пунктов, не пересекаться с другим участком, не попадать в зону известных нерестилищ и т.д.
Потом перечень отправляется в Амурское территориальное управление Росрыболовства. Там еще одна комиссия его всесторонне рассматривает и после одобрения отправляет вновь обратно. Правительство края отправляет этот перечень в Москву в Федеральное агентство по рыболовству. Снова комиссия согласовывает. По возвращении списка правительство края издает постановление о внесении данных участков в перечень РПУ.
– Прежде чем выдать договор-путевку, необходимо поучаствовать в конкурсе на право пользования рыбопромысловым участком, – знакомит с собственным опытом вступления в ряды арендаторов Александр Иванович. – К конкурсу готовится пакет документов, в том числе и нотариально заверяемых, требующих немалых расходов. На каждый лот своя стопка бумаг. Конкурс проводится в Амурском территориальном управлении Росрыболовства. В комиссию входят представители ТИНРО, правительства края, ФСБ и других ведомств. Расходы на то, чтобы поучаствовать в конкурсе без гарантии выигрыша, достигают 100 тысяч рублей. Согласитесь, немало.
После того как рыбопромысловый участок получен в аренду, подается заявка на выделение квот. Их объем на анадромные виды рыб – кета, нерка и др. лососи – определяет комиссия по анадромным видам. В отношении частиковых видов – карася, сазана и других пресноводных – это решается на уровне правительства территории. В любом случае ОДУ – объем допустимого улова – определяется после расчетов. По получении квот платится государственная пошлина за получение разрешения, а также сбор за пользование водными биоресурсами (ВБР). Если сбор за пользование ВБР на частиковые виды рыб относительно невелик, то на анадромные виды и на морские ракообразные составляет десятки тысяч рублей за тонну. Например, за тонну нерки сбор составляет 20 тысяч рублей. Возникает вопрос – почему мы должны предоставлять право рыбачить бесплатно? Мы несем гигантские расходы.
У нас на каждом участке есть ответственный за лов. Мы используем катера 30-летние – других пока купить не можем. Доходы от продажи путевок на карасей не покрывают расходы на бензин.
Плюс Амуррыбвод – единственная организация, которая занимается воспроизводством. Раньше мы закладывали икру кеты, сейчас еще калуги и осетра. Мы зарыбляем водоемы, восстанавливаем популяцию редких и исчезающих видов рыб.
– Александр Иванович, рыбаки-любители ревностно отнеслись к праву арендатора получать прибыль буквально из воздуха, так как инфраструктура введена в закон в виде понятия, но не точного определения…
– Что касается нашего предприятия, то инфраструктурой мы располагаем. У нас есть причалы, лодки, палатки, удочки, несколько кордонов.
Однако я заявляю, что на Дальнем Востоке подавляющему числу рыбаков не нужна никакая иная инфраструктура – в основном гражданин приезжает со своей лодкой, палаткой, снаряжением для лова. Ему ничего не нужно, кроме возможности осуществлять рыбалку именно на этом участке. Я уже пояснил, что за возможность продавать такую услугу мы платим немалые деньги, почему мы должны предоставлять ее бесплатно? Кроме того, по Закону «О защите прав потребителей» никто не в праве навязывать гражданину какую бы то ни было услугу.
Бесплатная рыбалка существует – ее никто не отменял. Где нет РПУ для любительского и спортивного рыболовства – пожалуйста, ловите. Сейчас даже на участках для промышленного рыболовства с удочкой доступ свободен, раннее надо было согласовывать. Есть правила рыболовства, где указаны все сроки, все запретные водоемы по районам. За исключением указанных сроков и водоемов, рыболов имеет право забросить бесплатно удебные орудия лова до 10 крючков.
– Если сравнить объем платных участков раньше и сейчас, какая выйдет картина?
– Раньше в каждом муниципальном районе у нас были инспекции. Руководитель инспекции шел к главе администрации района. Вот этот участок, говорил, пользуется многолетним спросом, и люди хотят там осуществлять рыбалку на сеть и спиннинг. Глава согласовывал режим лова, и туда начинали выписываться лицензии. По сути, ничего не изменилось. Раньше правила рыболовства утверждались постановлением правительства края, а сейчас они общие для дальневосточного рыбохозяйственного бассейна. Объем лицензированных участков ранее и объем введенных рыбопромысловых участков с платным ловом сегодня сопоставим.
– Какова цена средней путевки, предлагаемой вами рыболовам-любителям?
– Необходимо рассматривать стоимость путевки в пересчете на рыбу. У нас сейчас в среднем 250 рублей в день при возможности использования сети. Количество рыбы указывается в путевке в соответствии с выданными нам квотами. Если в разрешении определена планка вылова щуки 1,5 тонны, то это предел, за который мы заступить не можем. Сразу после освоения этого объема путевки на этот вид не выписываются, а случайно пойманная щука должна вернуться в водоем.


И сказала золотая рыбка…
Очевидно, что вопрос любительского рыболовства на платной основе до сих пор вызывает много споров. Бесспорно, рыболову-любителю сложно примириться с необходимостью отдавать деньги за рыбалку людям, которые, в массовом сознании, ничего не делают. Государству, в свою очередь, пока не удалось доходчиво ответить на резонные вопросы рыболовов и тем самым снять общее напряжение. Но лед, как говорится, тронулся.
В новой редакции закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», поступившей в Государственную Думу, даны разъяснения по ключевым вопросам. Дано также определение инфраструктуры рыбопромыслового участка, чем снято раздражение, передававшееся на весь закон. Вот что читаем в неутвержденной пока редакции: «Инфраструктура в области любительского и спортивного рыболовства включает рыболовные базы, кордоны и иные остановочные пункты, лодочные пристани, эллинги, подкормочные сооружения, другие временные постройки, сооружения и объекты благоустройства, предназначенные для осуществления любительского рыболовства.
К инфраструктуре в области любительского рыболовства относятся также дороги, парковочные площадки и другие линейные объекты, необходимые для осуществления деятельности…».
Таким образом, государство, идя навстречу рыболовному сообществу, усердно старается снять основное противоречие, предельно четко описав границы полномочий и обязанностей арендатора.
Но точку ставить еще рано. Думается, что о новую редакцию также будет сломано немало копий. Даже сейчас, сквозь полупрозрачные воды строк, угадывается будущее желание арендаторов покрыть законодательно закрепленную необходимость обустраивать участки стоимостью путевок или иных пропусков к воде. Станет ли рыбка золотой? Посмотрим.
Дмитрий КОРБАН

 
Контакты 
    Хабаровск, ул. Шабадина, 19 офис 404. Тел.: (4212) 42-12-39, факс: (4212) 42-00-65
    E-mail: bzv27@mail.ru
    Регистрационный номер ПИ № 15-0420
    Подписной индекс: 24680
    Распространие: УФПС, ООО "УРАЛ-ПРЕСС", собственная рассылка. Цена свободная.